«Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница

— Я получил жалобу, — прошептал Хотчкисс. Все взгляды обратились на него.

— Одна семья думает, будто собака в ролике — их пропавший питомец.

— Это так? — строго осведомилась Харрис.

— В том-то и вся проблема. Не знаю. Мы купили ее у законного поставщика лабораторных животных.

— Ладно, — решил Левин. — Суть дела от этого не меняется: за исключением этой собаки, весь звериный холокост — их выдумки.

— На данный момент, — уточнил Мак-Фили. Левин кивнул.

— Рассаживаемся обратно.

Мы прошмыгнули на прежние места, Левин снова заговорил:

— Что ж, мисс Хилл…

— Утконос-Хилл! — яростно выкрикнула та.

— Это ее гайянское имя, — пояснила Моллен.

— Не смейте называть меня одним лишь видистским именем!

— Мисс «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница Утконос-Хилл, — терпеливо повторил Левин. — Мы получили огромное количество жалоб на эту рекламу и вполне можем понять ваше небеспочвенное волнение…

— Небеспочвенное волнение! — взвыла она. — Да как у вас только язык поворачивается? Вы сами отняли жизнь одного из невинных созданий Гайи…

— Ничего подобного, — стоял на своем Хотчкисс. — Это сделал «Североамериканский Мертв-инвентарь». Мы лишь выбрали по каталогу нужную породу…

— И РАСПЯЛИ несчастное создание! ПРИГВОЗДИЛИ его к дверям храма человеческой вседозволенности!

— Да, это уже сделали мы, — согласился Хотчкисс.

— Даже сейчас, в эту самую минуту, — не унималась Утконос-Хилл, — я слышу отлетевшую душу этого существа, оплакивающую жестокий конец, который оно приняло «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница, утоляя ненасытный голод кровожадной людской утробы. Слышу, как оно лает, взывая о правосудии, скулит при мысли о своих кошачьих и собачьих собратьях, коим суждено присоединиться к нему при тех же жутких апокалиптических обстоятельствах.

Левин сплел пальцы и подпер руками подбородок.

— Так чего вы хотите от нас? Что, по-вашему, мы должны предпринять?

Линда Утконос-Хилл обвела обвиняющим перстом комнату, точно колдующая ведьма.

— УБЕРИТЕ гнусные кадры, чтобы они никогда более не достигали глаз и ушей самого легковерного и успешного хищника на планете, и ПРЕКРАТИТЕ это видистское безумие, пока с лица земли не исчезли все твари живущие, кроме ваших жалких личностей.

— Мы «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница уже это сделали, — спокойно произнес Левин.

— Тогда ПОКАЙТЕСЬ в своих чудовищных грехах и эгоизме, повлекшем эту ГНУСНОСТЬ!

— Мы и это уже сделали, — сказал Левин.

— В самом деле? — переспросил Доликофф. Харрис кивнула.



— Поверьте, мы горько сожалеем о том, что эта реклама вообще увидела свет.

— Хм, — недовольно кивнул Доликофф.

— Мисс Утконос-Хилл, — снова заговорил Левин, — нам хотелось бы перейти к самой сути. Не будете ли так добры прояснить свою позицию по самым главным аспектам, чтобы мы могли прийти к какому-то соглашению?

— Самая суть. — Утконос-Хилл выпрямилась во весь рост и вскинула руки над головой. Винил скрипел и потрескивал «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница при каждом ее движении. — На этой планете существует всего один ужасный всеядный вид, что алчет забрать себе все дары Гайи, распространяется подобно наделенной разумом раковой болезни, накипи, затягивающей поверхность зеленого мира, не осознает, что чем больше берет, тем меньше получает. Каждым новым бессмысленным надругательством над невинными этот вид все ближе и ближе подходит к полному и окончательному забвению…

— Избавьте меня от разговоров в пользу бедных, — прогремел Левин, — и скажите, сколько придется заплатить, чтобы вылезти из всего этого с целой шкурой.

Утконос-Хилл застыла на месте, а потом резко уронила руки, которыми все еще потрясала над головой. Раздался звучный хлопок винила по «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница винилу.

— О, — произнесла она. — Моллен, зачитай им список.

— Охотно. — Моллен поднялась и взглянула на свой слейт. — Именем Фронта борьбы за права животных мы требуем от агентства «Пембрук, Холл, Пэнгборн, Левин и Харрис» во искупление жестокого злодеяния, состоящего в… — Она не докончила фразы и поглядела на нас. — Ну, сами знаете, в чем именно, правильно?

— Моллен! — прорычала Утконос-Хилл.

— Линда, это же закрытая встреча, — отмахнулась Моллен. — Так что не актерствуй попусту.

Утконос-Хилл по-кошачьи скрючила пальцы и замахнулась на Моллен.

— Иногда я гадаю, уж не одна ли ты из них…

Моллен покачала головой и снова опустила взгляд на слейт «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница.

— …Требуем нижеследующего. Первое. Триллион долларов в наличной монете, банковских вкладах и (или) ценных бумагах, каковые деньги пойдут на создание фонда для…

— Это даже обсуждению не подлежит, — решительно покачал головой Левин.

Моллен пожала плечами.

— Второе. Проведение рекламной кампании, направленной на ознакомление широких слоев общественности с тем, что представляет собой ФБПЖ, одновременно с выкупом эфирного времени на десяти ведущих и дюжины более мелких каналов для увеличения охвата зрительской аудитории…

— Зачем? — спросила Харрис. — Чтобы вы всем показали, как именно взрываете людей, заглянувших в зоомагазин за кормом для птичек?

— Рабовладельцы! — прошипела Утконос-Хилл. — Эксплуататоры привязанности и любви невинных созданий Гайи, не ведающих лучшей доли «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница, чем довериться тем, кто несет всем им окончательную погибель!

— Послушайте, мы не хотим тратить на эти разборки всю оставшуюся жизнь, — рявкнул Левин. — Кроме того, возможно, мы и возьмем вас в клиенты. У нас есть весьма толковые сотрудники, которые вполне могли бы помочь вам сгладить изъяны вашего имиджа.

— В самом деле? — улыбнулась Утконос-Хилл, обнажая ряд острых зубов. — Кажется, мы хоть к чему-то пришли.

— Само собой, подобные услуги обходятся недешево. Возможно, вы решите начать с малого.

— Недешево? — прошипела Утконос-Хилл.

— Нет, — возразила Моллен. — Вы сделаете это бесплатно.

Левин фыркнул и наставил на нее палец:

— Так что там дальше «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница?

— Удаление оскорбительного ролика из всех источников информации.

— Это мы уже обсуждали. Дальше?

— Четыре, — зачитала Моллен. — Соответствующее наказание Фермана и его Дьяволов по принципу «око за око» на основании акта «Жизнь для всех».

— Прошу прощения, — встрял Финней. — Что значит «око за око»?

Фостер Доликофф зловеще улыбнулся.

— Значит, что если ты делаешь с животным что-то плохое, с тобой делают то же самое.

— Публично, — сверкнула зубами Утконос-Хилл.

— Вы хотите, чтобы мы убили Дьяволов? — спросил Спеннер.

— Да. И чтобы мы убедились: они самым строжайшим образом наказаны в соответствии с нынешней буквой закона о жестоком обращении с животными.

— Неприемлемо, — покачал головой «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница Левин.

— Нууу, не знаю, не знаю, — протянул я. — Возможно, это легчайший способ выбраться из всей этой крайне неприятной ситуации.

— Нет-нет, они еще не потеряли коммерческого потенциала, — возразил Левин. — Силы небесные, сынок, да мне же на следующей неделе встречаться с «Миром Нано» насчет третьей фазы плана по их раскрутке. Они хотят, чтобы мы представляли их нано-зубную пасту, шампунь и моющее средство для дома…

— И противозачаточное средство, — добавил Абернати. — Благодаря тому юмористическому скетчу, что написал Гарольд Болл.

— Минуточку, — вмешался Хотчкисс. — Кажется, я знаю выход!

Все головы медленно повернулись к нему. Раздался общий недоверчивый вздох.

— Думаю, эта штука, которую они хотят сделать с «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница Дьяволами, вполне осуществима.

— Мистер Хотчкисс! — пророкотал Левин.

— Послушайте, — взмолился тот. — По этому принципу «око за око» они должны сделать с Дьяволами то же, что Дьяволы сделали с собакой, так? Ну и пусть делают, скажу я…

— Хотчкисс, ты, кажется, заговариваешься, — начал Финней.

— Потому что они ни черта не могут сделать, пока Дьяволы не умрут! Потому что собака-то была мертвой, когда мы ее получили! Или пусть едут в Блумингтон, штат Индиана, и режут всех в «Североамериканском Мертв-инвентаре».

Спеннер откинулся на спинку кресла и сложил руки на груди.

— Кажется, такое решение таит в себе определенные возможности…

— Нет! — взвыла Линда Утконос «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница-Хилл. — Мы требуем немедленного правосудия! Требуем немедленного удовлетворения!

— Что ж, тогда, — заметил Левин, — боюсь, это условие столь же неприемлемо.,

— Не знаю, не знаю, — снова вмешался я. — По-моему, когда мы подсчитаем все убытки…

— Стойте! — взвизгнул Хотчкисс. — Я все равно могу все уладить! Да-да, могу!

Мы снова уставились на него.

— Технически, — произнес он, с трудом заставляя себя говорить спокойно, — в этом преступлении повинны не все Дьяволы. Делал-то это только один Тараканчик.

Спеннер резко обернулся вместе с креслом.

— Ты предлагаешь…

— Отдать его ФБПЖ, — закончил Хотчкисс.

— Ушам не верю! — воскликнул Финней. — Ты предлагаешь бросить Тараканчика на милость этих «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница…

— Никакой милости не будет! — провыла Утконос-Хилл.

— Ну и пожалуйста, — сказал я.

— Вы что, совсем рехнулись? — спросил Левин. — Мы же только что наняли парня. Вы хоть представляете, сколько денег потребуется, чтобы провести новый поиск, а потом еще объяснить публике, что да почему произошло?

— Нам все еще звонят по поводу Джимми Джаза, — закивал Абернати. — Хотя по поводу Шнобеля уже гораздо меньше.

— Зато у нас останутся трое Дьяволов, — сказал Спеннер. — Думаю, стоит рассмотреть это предложение поподробнее.

Линда Утконос-Хилл вскочила на ноги.

— Нет!

— Ничего более удовлетворяющего вашим требованиям мы предложить не можем, — сообщил ей Левин.

— НЕТ! — повторила она. — Одного убийцы и осквернителя нам «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница мало! Нам надо наказать всех, кто повинен в этом злодейском, кощунственном акте насилия! Нам нужен режиссер! Нужен автор!

— Ой, Линда… — Моллен дернула Утконос-Хилл за один из виниловых рукавов. — Автор — мистер Боддеккер…

— И что?

— Тот самый, который помог нам с нашими агитками во время осеннего сбора средств, — зашептала Моллен. — Который помог собрать вдвое больше, чем мы ожидали…

Утконос-Хилл критически оглядела меня огромными глазами.

— Тот самый, который спит с твоей соседкой?

Я заерзал на сиденье так, точно эта информация и без того не была известна всему Пембрук-Холлу.

— Он помогал задаром, — сказала Моллен. — А если мы «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница убьем его…

— Ну ладно. — Утконос-Хилл снова шамански замахала руками. — Его мы снимем с крючка. Но остальные! — Она вновь впала в неистовство. — Остальные ощутят на себе гнев Гайи!

— Не думаю, — возразил Левин. — Уровень смертности среди Дьяволов и окружающего их персонала достаточно высок и без того, чтобы мы бросали их толпе линчевателей.

— Ради справедливости! — завопила Утконос-Хилл.

— Еще какие-нибудь требования есть? — спросил Левин.

— Пятое, — прочла Моллен. — Сумма в один миллиард долларов на основание школы…

— Дальше, — покачал головой Левин.

— Шестое. Официальное извинение, текст которого будет дан нам на утверждение и которое появится одновременно во всех средствах массовой информации в день по нашему «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница выбору.

Левин кивнул.

— Что ж, это по-честному.

— Выполнимо, — поддакнул Финней.

— Мы поручим текст нашему лучшему писателю, — заверил Спеннер.

— Которым будет мистер Хотчкисс, — заявил я, для пущей наглядности показывая на него. — Он занимается всеми мелкими деталями, связанными с Дьяволами.

— И седьмое, — продолжила Моллен. — Агентство «Пембрук, Холл, Пэнгборн, Левин и Харрис» дает самое торжественное и нерушимое обещание более никогда не делать ничего подобного.

Левин, Харрис, Спеннер и Финней переглянулись между собой и, повернувшись к Линде Утконос-Холл, хором произнесли:

— Обещаем.

Левин поднялся, подавая пример всем остальным.

— Ну что ж, — заметил он, — не так и плохо. Я счастлив, что мы сумели «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница встретиться и обсудить этот вопрос, как взрослые люди. Отличный способ избежать многих и многих неприятностей, вам не кажется?

— Постойте! — воззвала Линда Утконос-Хилл. — Вы же не согласились на все наши требования!

— Ну разумеется, — вскинул брови Левин. — Но на некоторые все-таки согласились. Вот что так замечательно в компромиссах. Кто-нибудь из наших сейчас проводит вас к выходу.

Облаченная в винил предводительница ФБПЖ задрала голову и снова завыла:

— Этого мало!

— Эй, — возразил Спеннер, — мы свернули рекламу, мы собираемся извиниться и пообещали больше никогда так не делать. Что вы еще хотите?

— Денег! — вскричала она. — Нашу школу! Рекламную кампанию! Наказания гнусных «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница преступников! Мы не можем уйти отсюда, не добившись всего этого!

— Прошу прощения, — вмешался в разговор Мак-Фили из бухгалтерии, — но до меня только что дошло, что из-за стола переговоров вы уходите, добившись выполнения ваших требований на сорок три процента. Весьма, весьма достойный результат.

— В самом деле? — завопил Фостер Доликофф. — А мы хотим выполнения всех пунктов!

— Судя по всему, вы просто не понимаете, как ведутся переговоры, — сказал Абернати. — Вы приходите к нам с требованиями. Мы выполняем те, что можем. Вы уходите, имея при себе больше, чем имели, приходя. Вот как ведутся дела в этом мире.

Левин отворил дверь и широким жестом «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница намекнул троице борцов за права животных, что пора выметаться. Моллен пожала плечами, взяла свой слейт и вышла. Доликофф последовал ее примеру пару секунд спустя, также неопределенно пожав плечами.

— Вы получили свой шанс, — прошипела Утконос-Хилл. — Вы позорите мать-землю, что родила вас. И вы заплатите за это! Вы будете платить, платить и платить. А когда решите, что больше вам платить уже нечем, заплатите снова. Но мы не остановимся! Не остановимся, пока не польем наши розы вашей кровью!

Доликофф со смущенной ухмылкой снова зашмыгнул в комнату, схватил Утконос-Хилл за руку и поволок ее прочь. Левин тотчас же закрыл «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница за ней дверь.

Хотчкисс надул щеки и выдохнул.

— А что, неплохо прошло, да? Я покачал головой.

— Если ты думаешь, что все закончилось, ты просто Дурак.

Левин выглянул в щелку.

— Они уже в лифте.

Он повернулся к нам, беззаботно насвистывая.

— Ну конечно же они снимут нас с крючка, — сказал Абернати. — Разве ты не слышал? Мы выполнили почти половину их требований! И это очень здорово, потому что эти типы из ФБПЖ бывают страшно упрямыми.

— А вам не кажется, что они могут заупрямиться из-за того, что получили только половину того, что требовали?

— Это как посмотреть, — заявил Абернати. — Стакан наполовину пуст «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница или наполовину полон?

— Они добились важных вещей, — согласился Финней.

— Согласен, — кивнул Спеннер. — Они выиграли идеологическую битву.

— Что для нас не менее замечательно, — проговорил Абернати. — Это единственная область, на которой мы можем позволить себе проиграть.

— Не знаю, — с сомнением произнесла Харрис. — По-моему, Боддеккер прав. Следующие пару недель нам лучше следить за тем, что у нас за, спиной. Эти люди непредсказуемы.

— Вздор! — отрезал Левин. — Увидев в печати наши извинения, они возликуют. Для них это будет огромной победой и они выжмут из нее все.

Он довольно закудахтал. Я покачал головой.

— У меня сложилось четкое ощущение, что эти ребята стремятся к большему «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница…

Дверь открылась и на пороге появилась бледная и усталая Хонникер из Расчетного отдела.

— Кто-нибудь удосуживался посмотреть в окно? — с величайшим отвращением в голосе осведомилась она.

Ближе всех к окну стоял Спеннер. Он поглядел на улицу.

— Фанаты вернулись.

Я подошел к нему. Он был совершенно прав. У парадного входа снова толпился народ.

— Кажется, Тараканчик им и правда пришелся по душе, — заметил, в свою очередь, Финней.

Хонникер закатила глаза.

— Это не фанаты. Это манифестанты. Они хотят наколоть на шесты головы и прочие части Дьяволов в отместку за собаку.

— Да не может быть! — возмутился Хотчкисс. — Гребаная шавка была…

— Знаем! — закричал «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница я.

— Как мило со стороны этой Утконосихи привести с собой несколько сотен ближайших друзей, — проворчал Левин.

— Вот гнусная старая корова! — выругался Абернати. — Я-то думал, мы заключили сделку.

— Заметьте, я не твержу: «А что я говорил», — сказал я. Харрис кивнула.

— Надо придумать способ выкрутиться, и побыстрее. Идеи есть?

— Давайте отправим вниз съемочную группу, если сможем сейчас найти, — предложил я. — Если начнутся беспорядки, заснимем их и используем для пропаганды. Будем тушить огонь огнем.

— Гениально! — похвалил Левин.

— Вот прямо сейчас и займусь, — сказал я, направляясь к двери.

— Нет, — возразила Харрис. — Вы нужны нам здесь. Она подала знак Хонникер из Расчетного отдела «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница, которая

кивнула и вышла.

— Нам понадобятся наши адвокаты, — произнес Абернати.

— Пожалуй, лучше мне позвонить им лично, — решил Левин и тоже вышел.

— Еще надо провести срочную рабочую встречу, — продолжал я. — Лучший способ придумать выход — мозговой штурм.

— И еще — усилить охрану здания, на случай, если они решат штурмовать, — добавила Харрис. — Спеннер, созывайте встречу. Финней, попробуйте подергать за нужные ниточки и побыстрее взять напрокат наряд полицейских. Оба кивнули и исчезли.

— Какая-нибудь из новостных программ, — сказал я. — Вызвать сюда съемочную группу на цеппелине. Нам со всей определенностью потребуется поддержка средств массовой информации.

— Чудесная идея! — горячо одобрил Мак-Фили. — Надо как можно сильнее подпортить им рейтинг «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница.

— У меня есть свои связи в «Эй-Би-Си-Дисней», — сказала Харрис, направляясь к двери. — Постараюсь поскорее вернуться. Боддеккер, пока составьте хоть какой-нибудь общий план.

— Я справлюсь, — пообещал я. Харрис кивнула и вышла. Я повернулся к Мак-Фили, Абернати и Хотчкиссу: — Ну, ребята, вы знаете ФБПЖ лучше, чем кто-либо из нас. И что нам теперь делать?

— Мы добились определенного взаимопонимания, — заявил Абернати, нервно глядя вниз на толпу. — А они нарушили слово.

— Да они и не собирались его держать. — Мак-Фили уселся за стол. — Привели с собой толпу, чтобы при любом развитии событий устроить большое представление. Если «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница выйдет по-ихнему, трубить во всю мочь о полной и безоговорочной победе над алчными торгашами. А если не выйдет, предать нас анафеме и устроить добрую старую манифестацию протеста.

— Как оно и произошло, — добавил Абернати. Хотчкисс принялся нервно вышагивать взад-вперед по комнате.

— Нельзя забывать одно важное обстоятельство. Речь идет о ФБПЖ. Их никто не любит.

— По результатам опроса, проведенного сегодня утром, их любят двадцать пять процентов опрошенных, — заметил Мак-Фили.

— Это потому, что им удалось найти, кого выставить в еще более худшем свете, чем они сами, — объяснил я. — И этими кем-то стали мы.

Хотчкисс запихнул руки в карманы «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница.

— Знаете, если немного обождать, все это само собой взлетит на воздух.

— Именно так говорили и про ураган Зельда, — мрачно промолвил Мак-Фили.

— Мак-Фили прав, — согласился я. — Надо вести себя так, будто мы проводим кампанию для какого-то товара, которому крупно не везет.

— Головидения, — проронил Абернати, не отводя взгляда от окна.

— Хуже, — покачал головой я. — Так что нам делать? Хотчкисс?

— Ну ладно. — Он остановился. — Я знаю что делать! Я справлюсь!

— Тогда заткнись и делай, — отрезал Мак-Фили.

— Ха! — вскричал Хотчкисс, обличающе показывая на Мак-Фили. — Я кое-что придумал! Такое, что никому другому и в голову не пришло! — Он «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница развернулся ко мне. — Даже нашему местному гению! Почему бы не спросить Дьяволов, что они собираются сделать во искупление этого отвратительного злодеяния?

Отражаясь от стекла, голос Абернати звучал как-то металлически.

— А что, если они захотят содрать с Боддеккера шкуру живьем за такой сценарий?

— Не, это мы законным протестом не сочтем, — возразил Хотчкисс. — Они были в восторге от сценария. Даже Грегу Замзе понравилось. Они так и жаждали его еще приукрасить. Слава небу, шавка попала им в руки уже мертвой.

— А с чего ты вообще решил, будто Дьяволы собираются выступить с какой-нибудь соответствующей демонстрацией покаяния? — поинтересовался Мак-Фили.

— Они и не собираются «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница, — заверил я. — По крайней мере не как группа. Может быть, сам по себе Тараканчик еще и сподобился бы, если в нем осталось что-то человеческое. Но как группа — никогда.

— Хорошая была идея, — вздохнул Мак-Фили.

— Но Хотчкисс прав, — продолжил я.

— Я прав?

— На все сто. Должно хотя бы казаться, что Дьяволы добровольно выступили с извинениями — над этим и надо работать. Нужен сценарий.

— Они ни за что не согласятся, — предрек Мак-Фили.

— Как миленькие сделают все, что мы велим, — возразил я, — потому что мы — Пембрук-Холл.

— Ну ладно. Ладно. — Хотчкисс опять принялся вышагивать по комнате. — Дайте подумать «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница.

В дверь громко и настойчиво застучали. Я открыл — и разинул рот от удивления.

— Весельчак? Что ты здесь делаешь?

Весельчак схватил меня за руку и потянул за собой в коридор. Его брови были насуплены от тревоги, а глаза налились слезами.

— Мистер Боддеккер, — плачущим голосом начал он. — Это так ужасно. Я должен был вас предупредить. Но с вами все хорошо. Все хорошо.

Я заглянул в конференц-зал. Хотчкисс все так же расхаживал взад-вперед, размахивая руками, и что-то громко говорил, как будто диктовал Абернати.

— Ничего не понимаю. Что стряслось?

— Я тут слышал звериную леди, ну ту, с острыми зубами. Она «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница сказала, вам плохо придется, а я подумал, о небо, только не это, я не позволю, чтобы с вами что-нибудь случилось, ведь вы мой друг и покупаете все мои…

— Весельчак, со мной все в полном порядке. Просто они обозлились, потому что не вышло по-ихнему.

— Но они говорили о…

— Весельчак! — закричал я. — Все в порядке. Люди, когда злятся, частенько говорят невесть что, а потом ничего такого не…

— Эй!

Это был Хотчкисс. Я сделал шаг назад, чтобы заглянуть в дверь. Он размахивал черным портфелем.

— Похоже, мисс Уткозад забыла свою сумочку.

В горле у меня пересохло. Из портфеля донесся какой-то «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница треск.

— Жалкие человекоцентристские наземноживущие! — раздался надтреснутый голос, в котором отдаленно узнавался голос Линды Утконос-Хилл. — До последнего вздоха наших животных тел мы будем бороться за то, чтобы не позволить вам жить с вашим непростительным грехом, состоящим в эксплуатации, порабощении, унижении и уничтожении невинных созданий Гайи!

В желудке у меня перевернулось. На миг я подумал — не эти ли слова слышал Пэнгборн в последний миг жизни перед тем, как…

— Бомба! — закричал Весельчак. — Она говорила о…

— Хотчкисс! — Я повернулся, чтобы броситься в комнату, но что-то не пускало меня, тянуло назад.

— Так умрите, зачумленные издержки эволюции, безмозглые пузыри протухшей протоплазмы!

Я отчаянно «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница вырывался, но что-то обхватило меня поперек туловища, утягивая подальше от малого конференц-зала.

А потом все вдруг стало слепяще белым и на краткий миг абсолютной тишины я взлетел в воздух.

Глава 12

Конец света

От Мак-Фили осталась только нижняя половина туловища и ноги, защищенные массивным мраморным столом конференц-зала. Абернати вышвырнуло в окно и падение его могла бы смягчить толпа манифестантов, если бы их не разогнали обломки камней и осколки стекла, летящие с тридцать девятого этажа.

А Хотчкисс… Бедный Хотчкисс! Должно быть, ему повезло сильнее всех. От него не нашли ни клочка тела, по которому можно было бы опознать — если не «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница считать нескольких случайных кусочков ДНК, размазанных по обугленным стенам комнаты.

Если вы слышали отчеты о взрыве в новостях, то, безусловно, помните, что жертв оказалось больше трех. Это потому что стену конференц-зала вышибло в коридор и там задавило двух работников секретариата и художника из группы Бродбент. Кроме того, нескольких человек из толпы манифестантов побило и порезало падающими обломками кирпича и осколками стекла — общим счетом вышло шесть убитых и одиннадцать раненых. Если в отчетах вам встречались большие цифры, значит, туда присчитывались еще и погибшие во время начавшихся после взрыва беспорядков, затеянных борцами за права животных. Но я уже не считаю «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница их непосредственными жертвами теракта в Пембрук-Холле.

Я стал одним из раненых. Когда портфель Линды Утконос-Хилл взорвался, Весельчак швырнул меня на пол и закрыл своим телом, так что я отделался лишь порезами, синяками, ожогами да парой треснувших ребер. Весельчаку повезло меньше: его так нашпиговало осколками, что он напоминал дикобраза. Но он был крепок и благополучно перенес операцию. Через тридцать шесть часов его брат притащил ему запас того белого материала, что добывал из своих завалов, и Весельчак спокойно занялся производством динозавров самого что ни на есть свирепого вида.

Первого из них получил я. Я настоял на том, что если «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница уж лежать в палате на двоих, то пусть моим соседом будет Весельчак. Он настолько проникся этим проявлением дружбы — в сущности, таким пустяком, учитывая, что он-то и спас мне жизнь, — что попытался отдать жестяного монстра даром. Но я все-таки всучил ему деньги.

Следующую неделю я провел, болтая с ним и глядя по мультипликационному каналу бесконечные выпуски «Бей-Жги-шоу». В день выписки я как раз проводил испытание очередного весельчаковского летающего птеродактиля, когда в палату с ноутбуками в руках ввалились Финней со Спеннером. Я отправил ящера на кровать Весельчака. Заверил его, что все отлично, и нажал на кнопку пульта, чтобы «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница задвинуть между нашими кроватями шторы.

Финней со Спеннером стояли, глядя на присланные мне цветы.

– «Маулдин и Кресс», — сказал Спеннер, сверившись с табличкой на одном из цветочных горшков. — Пусть и не пытаются переманить тебя.

— Ну, вряд ли, — просипел я. Голос у меня никак не восстанавливался — я здорово надышался дымом. — Это от Рингволд.

— Рингволд. — Глаза у Финнея сверкнули. — Насколько я помню, весьма себе…

Он обрисовал руками в воздухе внушительные формы Рингволд. Я кивнул.

— Неплохо-неплохо, — продолжил Финней. — На твоем месте, Боддеккер, я бы не упускал шанса.

— А я и не упускаю, — сказал я и показал на цветок. — Это знак благодарности на «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница долгую память.

Со стороны от занавески донеслась странная музыка, и Весельчак произнес плохим театральным шепотом:

— Мистер Боддеккер, выпроваживайте скорее этих типов. В этом выпуске Бей и Жги летят на Луну!

— Сейчас, — отозвался я и снова повернулся к гостям: — Что вас привело?

Финней придвинул к моей постели стул.

— Ой! Я не могу дышать, — произнес хриплый голос. Спеннер уселся в ногах кровати и водрузил ноутбук на

столик.

— Хе-хе, Бей, это потому, что мы в вакууме! Смотри, щаз взорвешься!

Оба моих посетителя открыли ноутбуки и деловито застучали по клавишам.

Резкий свист, как будто баллон загорелся, а потом смачный хлопок.

Финней со Спеннером «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница переглянулись и кивнули.

Слащавая мелодия, на ее фоне демонический смех — и немилосердное хихиканье Весельчака.

— Ты вообще следил за новостями? — осведомился Спеннер. — Особенно промышленными?

Я покачал головой.

— Сразу же после беспорядков, — сообщил Финней, — в дело вмешалось правительство и устроило нам арбитраж с ФБПЖ.

— Президент Барр был особенно недоволен, — вставил Спеннер. — Он-то рассчитывал, что Дьяволы раздуют кампанию в поддержку отправки войск в Голландию.

— А какое отношение… — начал я, но договорить не сумел, закашлялся. Схватил кусочек колотого льда и показал на грудь.

— ФБПЖ все наращивают требования по возмещению морального ущерба, — сказал Финней. — Несравненно больше, чем требовали на той встрече.

— Правда, собака «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница-то скорее всего была не их, — пробурчал Спеннер.

— На что и упирал арбитр, — согласился Финней. — Так что после многочасовых препирательств и хождений по кругу с этой жуткой мегерой в виниле мы таки выяснили, что им больше всего надо. Козла отпущения.

Я с трудом сглотнул.

— Вот мы и решили дать им его, раз уж так приспичило, — продолжал Спеннер. — В конце-то концов это ты создал и ролик, и самих Дьяволов.

Я злобно уставился на него.

— Еще три попадания — и твоя голова у меня в кармане, — вскричал Жги.

— М-м-м, — замычал в ответ Бей. Снова демонический хохот.

— Однако, — произнес «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница Финней, — члены ФБПЖ твердо стояли на своем. Подавай им Дьяволов. Всех разом.

— Сказали, с остального персонала хватит и бомбы, — добавил Спеннер.

По ту сторону занавески Весельчак залился истерическим гоготом. Я поймал себя на том, что жалею — и почему я сейчас не сижу с ним, заставляя себя смеяться над злоключениями Бей и Жги.

— А зачем им нужны Дьяволы?

— Уличный самосуд. Они планируют старомодное линчевание в Центральном парке.

Я пожал плечами.

— А почему бы и нет?

— По множеству причин, — отозвался Спеннер. — Во-первых, мы не до конца уверены, что «Стать Дьяволом» бесповоротно загубил возможность Дьяволов продавать товар. И второе, мы вычислили «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница, что, проделав этот пустячок с Дьяволами, они непременно почувствуют: им мало.

— Ну разумеется, — сказал Финней. — Мы все знаем — в таких делах всегда мало.

И он сам хихикнул над своей же попыткой пошутить.

— Но мы, в смысле Финней и я, указали ФБПЖ, что они не там себе козла ищут. В конце-то концов, ну расправятся они с Дьяволами, но кто знает, какие еще отвратительные и философски неприемлемые идеи родятся в твоем плодотворном и богатом мозгу в будущем? Они быстро поняли, к чему это мы. Фактически мы неплохо постарались, чтобы продать им эту идею, если с моей стороны уместно самому себя хвалить «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница.

Дата добавления: 2015-08-29; просмотров: 3 | Нарушение авторских прав


documentadgcirp.html
documentadgcqbx.html
documentadgcxmf.html
documentadgdewn.html
documentadgdmgv.html
Документ «Дьяволы Фермана». Демоны, выпущенные из ада умным рекламщиком Боддеккером. Банда уличных отморозков, сделавшая потрясающую карьеру на телевидении — и не намеренная останавливаться на достигнутом. 18 страница